Дело о разбойном нападении на «Северодонецкий стеклопластик» открывает новые горизонты в судебной практике

стеклопластик

Шли, шли, шли и вернулись обратно. 7 июля 2021 года прошло заседание Северодонецкого городского суда по обвинению Юрия Масличенко, Валерия Рымара, Владимира Цыганкова и Алексея Маджара в совершении разбойного нападения на ООО «НПО «Северодонецкий стеклопластик» в 2013 году. Восемь долгих лет дело путешествовало по судам различных инстанций и вот, вновь вернулось в Северодонецк, к своим истокам.

И сразу же, с первых минут судебного разбирательства, адвокаты заявили ходатайство о переносе заседания на потом. Когда будет это потом, они не уточнили, но мотивировали свое заявление отсутствием на данном заседании своего четвертого коллеги. А почему, хорошая схема, а главное рабочая! Один адвокат не приходит по уважительной причине, и разбирательство переносится на неделю, две, месяц. Вообще, вся стратегия защитников подсудимых складывается из двух направлений: затягивания разбирательства и постоянные ходатайства об изменении меры пресечения обвиняемым. Что-то более оригинальное, какую-то изюминку они так и не смогли внести в дело.

Ах, да… по поводу изюминок. Это можно назвать нонсенсом, но судья Синицын, который рассматривает данное уголовное дело, неизвестно по какой причине, но решил удовлетворить требование обвиняемых и их адвокатов о запрете видеосъемки с портативных видеокамер. Вообще ситуация вышла комичная и на ней стоит остановиться подробнее.

Итак, наиболее ярыми противниками видеосъемки процесса выступили адвокаты Горбатенко и Пивоваров, а также обвиняемый в разбое Масличенко. По мнению защитников, материалы, которые делаются журналистами, не соответствуют действительности, порочат их честь и достоинство, клевещут и даже оказывают давление на них, как на адвокатов. Слушая такое выступление адвоката Ярослава Горбатенко, можно только удивляться, как он не додумался туда впихнуть обвинение и в покушении.

Что же на самом деле писали и показывали журналисты, освещая это затянувшееся на восемь лет уголовное производство? Ну что же, будем вспоминать. Перво-наперво вспомним адвоката Олега Горбатенко, бывшего председателя Лисичанского городского суда и бывшего адвоката подсудимого Масличенко. В одном из материалов мы действительно дали информацию о нечистоплотности четы Горбатенков и его увольнении.

Но, если посмотрим внимательно, то увидим, что все аналогичные материалы находятся в открытых источниках, в свободном доступе и никакого секрета не представляют.

горбатенко

О квартире Горбатенков в Испании, взятке и уголовном деле писали в 2016 году все средства массовой информации. Даже в программу журналистских расследований «Наші гроші» попали.

И, именно после этого упоминания, про сомнительные «заработки» семейства, в одном из наших материалов, отец-Горбатенко отошел от защиты Масличенко, но, вместо него защищать обвиняемого принялся Ярослав Горбатенко – его сын. Что тоже было нами указано. В чем же здесь клевета? В чем давление на адвокатов? В том, что журналисты указали, кто защищает подсудимых? Ну, а про порченную честь и достоинство и говорить уже как-то неудобно… Квартира и счет в Испании, являются ярким подтверждением всей полноты их «достоинства и чести».

Теперь то, что касается адвоката Пивоварова. А здесь вообще все просто. Господин Пивоваров являлся коллегой экс-руководителя Северодонецкого горотдела милиции Игоря Шовикова. Работали вместе. А вот уже Шовиков приходится дядей, взятого под стражу Масличенко. Какая интересная связь, да? И это тоже было указано в наших публикациях! И в чем здесь ложь, клевета либо давление на защиту? Просто то, что находилось скрытым, нами было вытянуто на поверхность и преданно огласке. Но ведь это правда.

&Изображение1

Однако судья Синицын, по одному ему известной причине, прислушался к мнению адвокатов и обвиняемых, запретил производить видеосъемку открытого судебного заседания с портативной видеокамеры! Как такое может быть, это вопрос конечно к юристам. Но факт запрета видеосъемки произошел.

 

Кстати, надеемся, что рассказав об этом факте, мы не произвели давления на судью Синицына… Не оклеветали его, и тем более, упаси Боже, не опорочили его честь и достоинство.

А далее происходит интересное событие, которое ну очень удивило как адвокатов и обвиняемых, так и самого судью. Журналисты отложили в сторону видеокамеры и… и достав мобильные телефоны, стали снимать процесс уже на них.  

&Изображение2

Вот тут надо было видеть лица участников процесса. Особенно обвиняемого Масличенко, который стал кричать на весь зал, что нынешние телефоны снимают лучше, чем видеокамеры. После чего принялся требовать запрета на проведение съемки и с помощью этой аппаратуры.

 

Скажем, по секрету… у журналистов было еще по одному телефону. И по факту, судебное разбирательство могло превратиться бы просто в цирк, состоящий из запретов судьи и достающих очередную аппаратуру журналистов. А так как представители СМИ ничего не нарушали, то и выставить их из зала суда не за что. Разве что сделать судебное разбирательство закрытым.

Но судья Синицын поступил иначе. Он разрешил съемку с мобильных телефонов, но (!!!) вдумайтесь (!!!) ЗАПРЕТИЛ использовать журналистам в своих материалах снятое ими видео до конца судебного процесса по данному делу в Северодонецком городском суде! Хотелось бы увидеть такое решение суда со всеми необходимыми атрибутами: подписью, печатью…И конечно же мы будем интересоваться этим решением. Попытаемся его оспорить либо, хотя бы, опубликовать. Ведь подобные знаковые документы, открывающие новые возможности в судебной практике, должны становится достоянием общества.

&Изображение3

Ну а тем временем адвокаты продолжили свою игру в «Буря в стакане»: заявили ходатайство о невозможности рассматривания такого тяжелого и резонансного дела судьей в одно лицо. Мол, в дальнейшем только коллегию судей хотим. И, конечно же, желают изменения меры пресечения подсудимым с содержания под стражей на домашний арест.

 

То бишь, как и писалось выше, все их старания направлены исключительно на затягивание процесса. Да и вообще, как можно было понять из речи адвокатов, мурыжить это дело они собираются в суде первой инстанции как минимум год. Здесь вообще все интересно. Срок наказания по инкриминируемой подсудимым уголовной статье, а это ст. 187 ч.4, подразумевает лишение свобода на срок от 8 до 15 лет. Учитывая то, что с момента совершения преступления прошло уже 8 лет, то довольно скоро наступит время, когда и граничный срок наказания будет пройден, а дело так и не завершиться. И, как вариант, по истечению срока привлечения к ответственности, в данном случае 15 лет, ребят просто отпустят, так и не осудив либо оправдав. Ну а что, нормальная тема как для нашей страны! Восемь лет уже прошло, еще семь и по домам.

И, опять же, учитывая ходатайства адвокатов, а также отсутствие одного из этих защитников, судья Синицин соглашается с доводами защиты и переносит подготовительное заседание на две недели. Получается, что уголовное дело поступило в Северодонецкий суд в мае месяце текущего года, а подготовительное заседание начнется только в конце июля! И то, неизвестно, состоится это заседание либо нет.

Кроме этого, суд, все-таки, удовлетворил ходатайство прокурора и продлил еще на два месяца содержание под стражей обвиняемым, вплоть до 4 сентября.

Само же подготовительное заседание начнется 21 июля в 10:00 часов.