И. Сушко: «Украина может утратить возможность безвизового режима с ЕС»

сушко

24 ноября в Брюсселе состоитсязаседание высших должностных лиц Еврокомиссии для оценки выполнения Украиной плана действий по либерализации визового режима (ПДВЛ). Руководитель общественной организации «Европа без барьеров» и эксперт Центра мира, конверсии и внешней политики Украины Ирина Сушко в интервью ГолосUA рассказала об оценке процесса выполнения Украиной ПДВЛ, а также о перспективах страны в этом вопросе.

— Согласно сообщениям СМИ, исходя из весеннего отчета Еврокомиссии, за 5 лет официальный Киев полностью выполнил лишь 2 требования из плана действий по либерализации визового режима – наладил сотрудничество с ЕС по уголовным делам,  а также усовершенствовал условия и порядок выдачи проездных документов и удостоверений личности.  Как вы оцениваете на данный момент в целом выполнение Украиной ПДЛВ?

- В целом Украина по состоянию на начало ноября выполнила основные требования, которые были сформулированы еще в 2010 году. Оставались рекомендации и одно единственное требование из четвертого блока о фундаментальных правах человека и противодействии дискриминации, которое было неоднократно «провалено» народными депутатами и не внесено своевременно в законодательство. В то же время, если бы украинская сторона не устанавливала постоянные «дедлайны» и не формулировала даты, к которым необходимо завершить визовую либерализацию, то темп выполнения критериев был бы достаточным. К сожалению, украинскую власть подвел принцип «штурмовщины», когда пытаются приурочить все к каким-то датам. Возможно, это стало одной из причин того голосования в парламенте, которое мы неоднократно наблюдали.

— Министр иностранных дел Украины Павел Климкин заявил, что по состоянию на 12 ноября из 54 рекомендаций Европейской комиссии в рамках работы над либерализацией визового режима с ЕС Украина полностью выполнила 18 рекомендаций. Остальные 36 — в процессе выполнения…

- Выполнение ПДЛВ требует эффективной координации всех ведомств, задействованных в процесс. Функцию координации должен был взять на себя сам премьер-министр, которому следовало напоминать парламенту, что от народных депутатов зависит и ожидается важная часть по завершению визовой либерализации. На разных этапах продвижения процесс визовой либерализации зависел от конкретных ветвей власти. Многие изменения возможны в случае политической воли главы государства. Можем менять угол зрения и говорить, что этот вопрос зависел от того или другого высокопоставленного лица, но перед принятием Еврокомиссией решения о том, выполнила ли Украина все условия, «мяч был на поле ВР».

— Можно сбиться со счета, со скольких попыток за все время Верховная Рада Украины внесла соответствующую поправку в Кодекс законов о труде, поддержав в итоге 234 голосами 12 ноября законопроект №3442.  Как вы можете прокомментировать сопротивление парламента принятию «безвизового пакета» законопроектов, которое вы называете «настоящим провалом»?

- Анализируя проблему, можно отметить не только дремучесть парламента в отношении толерантности и дискриминационных вопросов, но и политическую конъюнктуру. Скорее всего, многие депутаты нацелены на досрочное переизбрание и, возможно, упорно не хотели поддерживать эту поправку, понимая, что большая часть избирателей консервативно настроена. Депутаты неоднократно проявили не только нетерпимость, но и политическую неосведомленность, ведь требования в сфере противодействия дискриминации есть в критериях договора об ассоциации с ЕС и в любом случае их необходимо было принимать, исходя из официального курса европейской интеграции. Но повторю, что также не стоит снимать ответственность с правительства, которое должно было координировать процесс. Достаточно вспомнить  скандальные моменты коммуникации в ВР между министром юстиции  и парламентариями. На финишной прямой Украина оступилась, и можем оказаться надолго позади или вообще вне безвизового режима с ЕС.  

— Заместитель министра иностранных дел по вопросам европейской интеграции Елена Зеркаль заявила, что Петр Порошенко и президент Еврокомиссии достигли компромисса относительно требования ЕС заменить так называемую "четверку Шокина». Месяц назад в аналитической статье вы отмечали, что, несмотря на все проблемы в работе парламента и правительства, наибольшая угроза отмены виз в ЕС исходит от Президента Украины и генпрокурора…

- Ситуацию, которая ранее сложилась с формированием антикоррупционной прокуратуры, Брюссель называл неприемлемой. Чего стоит одна лишь норма о том, что сотрудники антикоррупционной прокуратуры должны иметь более 5 лет прокурорского стажа. Практикующие юристы, адвокаты, судьи без прокурорского прошлого не получали шанс трудоустроиться в новом органе, бороться с коррупцией на высшем уровне. Много ли вы знаете безупречных прокуроров? А их стояла задача набрать немало! Представительство ЕС сделало два официальных заявления в сентябре и в октябре. Если говорить коротко, то ЕС возмутило назначения одиозных прокуроров в ключевой орган, который будет выбирать представителей новой антикоррупционной прокуратуры. Ранее Рада при принятии законов о запуске НАБ изменила их таким образом, что этот орган перестал быть де-факто независимым. Просматривалась  четкая связь со "старой прокуратурой" и лично генпрокурором.

— Расскажите о визите в конце сентября в Киев еврокомиссара по вопросам юстиции, прав потребителей и равенства Веры Юровой, который вы называли  «поворотным пунктом» для Брюсселя с точки зрения оценки ситуации в Украине...

- После встречи Веры Юровой с Петром Порошенко Евросоюз сформировал понимание того, какова позиция Президента по созданию антикоррупционной прокуратуры. Эта встреча доказала ЕС, что Президент лично поддерживал одиозные назначения и нет оснований говорить, что это вина окружения или Шокина. По словам еврочиновников, Порошенко лично объяснили, что ситуация неприемлема. Он мог решить проблему за один день, но в итоге мы долго не видели  никаких действий. В ЕС были претензии также к содержанию закона, регулирующего назначение руководства антикоррупционной прокуратуры. По мнению представителей ЕС, в законе были заложены настолько  огромные полномочия и влияние генпрокурора, что возникали сомнения в реальности создания независимой антикоррупционной прокуратуры.

- Ранее вы заявляли в СМИ, что Еврокомиссия может захотеть поддержать Украину политически и перенести отчет с декабря на начало следующего года. Тогда, при условии выполнения всех требований, безвизовый режим, по вашим словам, могли бы ввести во второй половине 2016 года, но  вы считали это слишком оптимистичным сценарием…

- На данный момент у Украины есть политическая поддержка, если и не всех стран ЕС, то, как минимум, одной институции – Еврокомиссии,  которая первична в процессе согласования безвизовых перспектив для Украины. Но, кроме того, следует помнить об участии в этом процессе Европейского Совета и Европарламента, которые далее будут принимать решения. «Пройти» эти  две  вышеупомянутые институции намного сложнее. Члены Европейского Совета и Европарламента более подвержены той информации и тем оценкам, которые основываются на миграционных рисках безопасности, связываемых с Украиной. Поскольку конфликт на Донбассе продолжается и фиксируется тенденция роста беженцев, то настроения ЕС поддержать Украину относительно безвизового режима, могут измениться.

— Вы разделяете мнение о том, что намерение ЕС в отношении безвизового режима с Украиной может в корне измениться уже в течение следующего года? 

- Мы  переносим  решение вопроса на следующий год, а, значит, рискуем не нарастить, а утратить политическую поддержку. Стоит помнить, что в апреле состоится референдум в Нидерландах о ратификации соглашения с ЕС и ожидаемые  результаты неоптимистичны для Украины. Если мы получим отрицательный  ответ от Нидерландов, это может ударить по уровню поддержки безвизовых стремлений Украины. Поэтому было так важно, чтобы технически либерализация была завершена уже в этом году.  

— Как вы расцениваете заявления, что Украина, в конце концов, все требования когда-то выполнит, а ЕС откажет в безвизовом режиме?

- Администрация Президента, а вместе с ней и некоторые депутаты парламента, готовятся к имиджевым проблем. Преодолевать их, похоже, планируют привычным методом — не решая проблему, а перекладывая на другого вину за провал. "Козлом отпущения" в этот раз выбрали Евросоюз, и  мы не раз еще это услышим. В этом вопросе много манипуляций.