Наша песня хороша… У обвиняемых в разбое начинают выявлять различные заболевания

стеклопластик

Процесс затягивания предварительного заседания по делу № 428/9526/13-к ограбления завода «Северодонецкий стеклопластик» продолжается. Адвокаты изощряются, показывая удивительную гибкость в своих мнениях, а по залу заседания витает дух еще неизвестных, но, скорее всего, жутких заболеваний. И если раньше болели только защитники, то теперь хворь начала одолевать и подсудимых.

Хотя, о том, что заседание назначенное на 18 ноября не состоится, можно было даже не предполагать, а утверждать. Ведь еще 9 ноября, во время предыдущего заседания, адвокат одного из обвиняемых Юрченко, обиделся на журналистов, освещающих процесс по данному уголовному делу, и отказался от защиты своего клиента. Естественно, судье Рубежанского городского суда Коваленко пришлось отложить проведение процесса на следующую дату.

И прибывший на замену сбежавшему защитнику новый, присланный из вторичной правовой помощи, адвокат Прийма, только подтвердил наше предположение. Заявив в зале суда, что с материалами дела ознакомиться не успел, поэтому полноценно участвовать в заседании не может. Кстати, из разговора между адвокатами, который ненароком услышали журналисты, стало известно, что и на следующее заседание Прийма придёт, так и не ознакомившись до конца с материалами дела. А что это значит? А это значит, что подготовительное заседание вновь будет отложено.

Между тем представитель потерпевшего ООО «Кустос-Инвест» подал гражданский иск, на который адвокаты подсудимых также отреагировали странно. По их мнению, прежде чем приложить иск к делу, они должны с ним ознакомиться. На обоснованное замечание, что подобный иск не нуждается в предварительном ознакомлении, такого попросту не предусматривает процессуальный кодекс, судья Коваленко вновь пошел на уступки адвокатам подсудимых. По мнению судьи, хоть данный вопрос и не урегулирован законодательством, но защитники обвиняемых имеют право предварительно ознакомиться с иском.

Также удивительную гибкость в своих мнениях проявили адвокаты и по присутствию либо отсутствию на заседании представителя страховой компании. И если раньше все эти защитники подсудимых, а именно Горбатенко, Воронко, Осыка и сбежавший Юрченко, настаивали на том, что проводить заседания можно и в отсутствии представителя страховой компании, то тут вдруг поменяли мнение и на прошедшем заседании посчитали, что отсутствие такого представителя – достаточный повод для переноса заседания на следующую дату.

Всё указанное в совокупности и стало поводом для судьи Коваленко перенести подготовительный процесс уже на конец ноября.

В тоже время судья решил рассмотреть ходатайства прокурора о продлении меры пресечения подсудимым – домашний арест с 22.00 ч. до 06.00 ч. Как видим, днем обвиняемые гуляют по всему городу, а ночью их закон обязывают вернуться домой и спать в своих кроватках, как это делает подавляющее большинство законопослушных граждан. Но и такое, довольно-таки, мягкое обязательство, особенно для обвиняемых в вооруженном разбое, не устраивает ни самих обвиняемых, ни их защиту. Поэтому адвокаты резко возбудились и оказалось, что аж два подсудимых являются больными людьми… Настолько больными, что их диагнозы нельзя было разглашать в зале суда в присутствии прессы. А то вдруг неугомонные журналисты решат проверить: кто выдал заключения о болезнях и когда же подозреваемые проходили обследования?

Правда, ходатайство адвоката Горбатенко, защищающего подозреваемого в организации разбойного нападения на «Стеклопластик» Маслюченко, о приложении к материалам дела медицинской справки о болезни подзащитного, судья вынужден был отклонить. Ведь адвокат пожелал, чтобы суд внес документ в дело, не оглашая вообще его сути в зале заседания.

                Хитрее своего коллеги оказался адвокат Осыка, защищающий обвиняемого в вооруженном разбое подсудимого Польщикова.  Этот адвокат также ходатайствовал на приложении к делу медицинского заключения о болезни своего подзащитного, вот только потребовал на момент оглашения документа заседание суда провести в закрытом режиме. На что судья согласился, и журналисты были вынуждены покинуть зал заседания.

Итогом такой закрытости стал вердикт суда, по которому ходатайство прокурора было удовлетворено частично и обвиняемым в разбое Маслюченко, Рымар, Маджару и Цыганкову продлили меру пресечения в виде домашнего ареста, а вот Польщикова суд освободил вообще от какого-либо обязательства. Даже честного слова не взял. Вот что значит закрытое заседание!

И здесь стоит напомнить, что ведь Маслюченко и Польщиков являются основными действующими лицами совершенного преступления. Маслюченко обвиняется в организации самого разбойного нападения, а Польщиков является его приближенным исполнителем. И вот они резко стали жаловаться на здоровье.

Кстати, Польщиков еще шесть лет назад смог избежать уголовного преследования в данном деле, представив суду справку о том, что он тяжело и неизлечимо болен! Суд тогда принял во внимание «факт» болезни и перестал тревожить страдальца. Однако пройдя по судам всех инстанций, дело было направлено на повторное рассмотрение в суд первой инстанции, и в зале суда вновь появился Польщиков… с которым за прошедшие шесть лет ничего страшного и не случилось. Конечно, если не считать того факта, что больной за прошедшее время умудрился вновь попасться правоохранителям и теперь фигурирует еще и в деле по наркоте. И, да, как и в деле по разбойному нападению на «Стеклопластик», так и в деле по наркоторговле его защищает все тот же адвокат Осыка.

Согласитесь, интересные у нас в стране бывают больные! Разбойничают, наркотой барыжат. А суду представляют справки о болезни, после которых, их просто выпускают из зала суда.

Что это за справки и за болезни, из-за которых наша Фемида так снисходительно относится к обвиняемым, нам еще предстоит выяснить. Однако уже сейчас можно говорить о том, что ниточки ведут в Северодонецкий городской суд, по решению которого Масличенко и Польщиков были выпушены на свободу в начале процесса и не сидели в СИЗО как Рымар, Маджар и Цыганков, а это значит, все у них еще впереди.