Принуждение к миру. «Победоносное» шествие России в Сирии

images

По приказу Путина из Сирии выводится основная часть российской группировки. Судя по несколько озадаченным выражениям лиц министра обороны Сергея Шойгу и его коллеги из внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова, они узнали о решении самого главного российского начальника неожиданно. Сразу пропагандистская машина стала трубить большой сбор и играть «Гром победы, раздавайся»

Конечно победа, если об этом сообщил подведомственному народу лично национальный лидер. Нечего делать даже, как недавно выяснилось, в сакральной для настоящего русского человека сирийской земле, если достигнуты цели развертывания группировки. В чем эти цели состояли, никто не спрашивает. И если все же спросит, то никакого ответа не получит. Кому надо, тот и знает. Об остальном народу российскому беспокоиться не нужно. Есть ведь специальные люди.

Эфемерные достижения

Конечно, совсем без цифр не обойтись. Должен российский гражданин почувствовать размах выполнения поставленных целей. Например. Благодаря поддержке Военно-космических сил России от оппозиционеров и прочих противников Асада освободили 10 тыс. кв. км территории. Что и говорить, цифра впечатляет. Однако если не совсем забыт, как кошмарный сон, курс школьной геометрии, то это всего лишь квадрат размером 100 на 100 км. Площадь всей Сирии примерно 184 тыс. кв. км. Асад и его армия контролируют 16-20% территории. Примем большее значение, то есть примерно 37 тыс. кв. км. Прибавим к ним так называемые освобожденные и получим 47 тыс. кв. км, или 25%. Контролировали 20%, теперь 25%. Что и говорить, огромные достижения.

Как рапортуют российские военные, в ходе операции ликвидированы «более двух тысяч боевиков — выходцев из России, в том числе 17 полевых командиров». При этом численность ИГИЛ составляет от 80 тыс. до 100 тыс. боевиков. Заметим также, что две тысячи граждан России были уничтожены без решения суда. Пусть даже формального.

Следующая проблема. Нет уверенности, что так называемые освобожденные местности действительно в полной мере контролируются правительственными войсками. Практика показывает, и это подтверждают правозащитные организации, что отступивши террористы и оппозиционеры возвращаются на территории, оставленные ими в результате бомбардировок. Если цель российского вмешательства состояла в организации подобного рода качелей, то нужно прямо сказать, что она достигнута с блеском.

Реально зона, которую контролирует ИГИЛ и другие подобные организации в Сирии, после российского вмешательства практически не изменилась. Основные территориальные потери «Исламское государство» понесло в Ираке и только благодаря отрядам курдского пешмерга, которых с воздуха поддерживали американцы. Что-то отвоевала иракская правительственная армия. К Сирии все это имеет только косвенное отношение, так как несколько сужает тыловую поддержку ИГИЛ.

По большей части российская пропаганда считает самым большим достижением то, что теперь без Москвы никак не сложится ближневосточный оркестр. Заставили Обаму говорить с Путиным, пусть и таким способом. Отсюда делается вывод об успешном принуждении Запада к любви и признанию того факта, что без Белокаменной ничего в мире не решается. Если же попытаетесь без России обойтись, то мы найдем еще какую-нибудь Сирию и вам же хуже будет.

Вот договорились с американцами и начались переговоры Асада с умеренной оппозицией, подписано перемирие. Так что теперь основной части российской группировки в Сирии делать нечего. Можно и домой.

Почему уходят

Если отвлечься от барабанного боя российской пропаганды, то никаких особых достижений у Кремля в Сирии нет. Даже говорить об испытании новых образцов оружия в боевой обстановке не приходится. Широко разрекламированный комплекс ПВО С-400 — последнее достижение российского ВПК — оказался нем и глух, когда израильские самолеты нанесли по сирийской столице Дамаску удары высокоточным оружием и ликвидировали ряд лидеров проиранской организации «Хезболла». Они собрались на совещание в одной комнате, где их и поразили ракеты. При этом остальные части дома нисколько не пострадали. Как пишет израильская пресса, этот новейший российский комплекс в полной мере в Сирии не развернут из-за опасений, что, во-первых, попадет в руки тех, кому не положено, во-вторых – случайно выстрелит по американским, британским или израильским самолетам. В последнем случае ответ последует немедленный и уничтожающий. Недавняя ликвидация израильской авиацией на сирийской территории установок «Точка-У», переданных боевикам организации «Хезболла», наглядно это подтверждает.

Надо сказать, что решение о выводе было неожиданным и в чем-то сенсационным. Оно не готовилось заранее, так как подготовку к такому действию скрыть невозможно при наличии спутникового мониторинга и других средств контроля.

В дипломатическом смысле, несмотря на эффект неожиданности, особого выигрыша нет. Более того, согласно психологии Востока, уход без четко очерченной победы, признанной всеми, является признаком слабости, неумения выполнить декларируемое. Асад несколько укрепился, но не победил и теперь уже не победит. Москва уходит и теперь вряд ли вернется.

Россия не принудила Запад к любви, но показала, что вести войну, пусть и весьма ограниченную, вдали от родных берегов она не в состоянии. Тем более длительную. Отсюда следует как раз демонстрация уязвимости. И это будет учтено как в краткосрочной, так и в среднесрочной перспективе.

Так почему же Путин решил уйти? Причин несколько, их удельный вес и значение еще предстоит выяснить.

Во-первых. Военно-политическая обстановка в Сирии и вокруг нее складывается не слишком благоприятно для Москвы. Армия Асада исчерпала все возможности вести полноценную войну. У нее нет ни людских, ни других ресурсов. Фактически боевые операции велись иранским экспедиционным Корпусом стражей Исламской революции и отрядами «Хезболлы» при российской воздушной поддержке. При этом умеренная оппозиция понесла потери, но не такие катастрофические, как планировалось и представлялось в штабах. Потерянное оружие и живая сила компенсировались поступлениями из Турции и от монархий Персидского залива. Самое главное – попытка разгромить оппозицию в Алеппо и таким образом перекрыть границу с Турцией окончилась провалом. Более того, наступавшая на город группировка правительственных войск оказалась под угрозой окружения и вынуждена была прекратить атаки.

Похоже, для Москвы и российских военных стало крайне неприятным сюрпризом наличие у оппозиционеров переносных зенитно-ракетных комплексов. Из одного такого недавно был сбит сирийский самолет МиГ-21. Таким образом, вся российская авиация по опыту Афганистана оказалась бы под угрозой больших потерь. Как вариант сокращение боевых вылетов, большая высота полета, снижение эффективности бомбардировок. И никаких гарантий отсутствия потерь. На это Путин пойти не может по внутриполитическим причинам.

Во-вторых. Столкновение сирийских, а фактически иранских и российских войск с турецкими перешло в область весьма вероятных. На такой конфликт Москва пойти не может, так как ввязываться в войну с Турцией равносильно политическому и военному самоубийству. Так что лучше вовремя уйти.

В-третьих. По самым скромным подсчетам, сирийская авантюра уже стоила России примерно $405 млн. Дальнейшее наращивание группировки потребовало более значительных затрат, к которым российский бюджет не готов. В какой-то момент это понял даже Путин. Все же представляется, что финансовые проблемы российского президента волнуют гораздо меньше, чем имиджевые и военные. Хотя полностью отвергать этот фактор не стоит.

В-четвертых. Асад накануне переговоров с оппозицией начал предъявлять требования, выходящие за рамки согласованной повестки дня. В том числе и по участникам переговоров. В сирийской столице начали говорить о войне до победы, что не соответствовало договоренностям Москвы и Вашингтона. Этот фактор также не мог быть решающим. В конце концов, в руках у Путина достаточно средств урезонить не в меру расхрабрившегося сирийского диктатора.

В-пятых, хотя, как представляется, очень важный фактор. Иранский экспедиционный корпус в Сирии понес значительные потери, в том числе среди высших офицеров. Руководство в Тегеране приняло решение о выводе корпуса из Сирии, там останется только спецназ. Как сообщает израильская и ливанская пресса, боевики «Хезболлы» большими группами покидают Сирию. Фактически Иран взвалил на Россию бремя войны в Сирии и поставил ее перед необходимостью увеличения своей группировки.

Однако это не все. Не случайно решение Путина о выводе группировки было принято сразу после провала переговоров российского министра энергетики Александра Новака в иранской столице. В Тегеране не только отказались заморозить добычу нефти, что уже привело к новому падению стоимости энергоресурсов и росту курса доллара, но продолжают наращивать ее экспорт. Это напрямую бьет по российскому бюджету. Далее в Тегеране потребовали пересмотреть условия контрактов на постройку ТЭС и электрификацию железной дороги. Кроме того, возникли проблемы с оплатой поставок комплексов ПВО С-300. Похоже, что выводом из Сирии Москва показывает Тегерану степень своего раздражения. Более того, поворота своей политики. Конечно, в политике нет такой категории, как благодарность, но все же Россия всегда поддерживала Иран в санкционный период, и вот такой пассаж.

Вся эта сирийская история с вводом и выводом особенно важна для Украины. Российская пропаганда снова стала разворачиваться в сторону нашей страны. Это явный признак того, что на Донбассе грядет новое обострение. И к этому нужно быть готовым. Две войны Путин не осилил, в Сирии его постигла неудача. Теперь попытается в Украине взять реванш за свой провал на Ближнем Востоке.


Автор: ЮРИЙ РАЙХЕЛЬ